eng
rus

Новости

21.03.2017
Регион Юго-Восточной Азии давно находится в области транснациональных политико-экономических связей и всемирной глобальной системы, однако его культура и наука продолжают оставаться достаточно самобытным и своеобразным явлением.

Крупнейшая страна региона – Китай – ведет свою историю от государства первого легендарного императора Яо, правление которого датируется 2353 г. до н. э. – 2234 г. до н. э. А первым историческим источником традиционно считается конфуцианский сборник «Шу-цзин» (書經). Со времени его написания и до Синьхайской революции, китайская историография сохраняла традиционный линейный подход. Как писал историк-модернист Гу Цзеган (顾颉刚, 1893–1980): «…вплоть до последнего времени китайскому сознанию школьным образованием навязывалось шаблонное представление о китайской истории, «начинающейся с создания вселенной Пань Гу и продолжающейся от правления трех императоров и пяти владык до наших дней». Сам ученый стал последовательным критиком данного подхода и провозгласил постулат «послойного формирования историографии древнего Китая» (层累地造成的中国古史).

Современная политическая ситуация в Китае определила два направления развития китайской историографии начала XXI века: исследования в области Древнего Китая – императорского Китая и история постмонархического Китая с точки зрения социалистического подхода (КНР) и либерального (Тайвань, Гонконг). Естественно, что в условиях строжайшей государственной цензуры, историки с материка стараются по возможности минимизировать риски идеологической нелояльности и значительную часть времени уделяют изучению Доисторического периода, Империи Цин и периоду до японской оккупации. Ведущим специалистом в этой области является профессор Ли Сюэцинь (李学勤), а ведущим учреждением – Университет Цинхуа. В 2016 году по гранту университета вышли книги Чжан Миньдонга (张明东著) « Гробницы эпох Шан и Чжоу: сравнительное исследование» (商周墓葬比较研究) и Цзюньшаня (醉罢君山) «Хронологический проект Ся-Шан-Чжоу: история Китая от XXI века до 249 года (夏商周原来是这样 : 历史中国前21世纪-前249). Совместно с американскими учеными была подготовлена монография «Введение в бамбуковые манускрипты Цинхуа» (Introduction to the Tsinghua bamboo-strip manuscripts) (авторы: Guozhong Liu; Christopher J Foster; William N French; Qing Hua Da Xue).

Исключением из правил и заметным явлением мирового масштаба стала книга китайского историка Цин Хуа (清华) «Вне империализма» (Out of Imperialism), опубликованная в 2015 году. По оценке газеты The New York Times она была мгновенно раскуплена во всех крупных интернет-магазинах и стала библиографической редкостью. В ней автор размышляет о возможности существования в Китае демократически ориентированного конституционализма.

За пределами Китая стала заметной работа историков из Университета Гонконга: Гуана Симы (Guang Sima) и Джозефа П. Япа (Joseph P Yap) «Цзычжи Тунцзянь: Враждующие государства и Цинь» (Zizhi Tongjian Warring States and Qin).

Тайванские историки предпочитают публиковаться в англоязычных изданиях и по понятным причинам их волнуют вопросы демократизации и либерализации в материковом Китае. Другой аспект историографии современного Тайваня – существование страны после Гоминьдана и диаметрально противоположные точки зрения ведущих политиков на постепенное воссоединение с КНР.

Бестселлером 2016 года по версии крупнейшего интернет-магазина Amazon.com стала книга «Вызов тайваньской демократии» (Taiwan's Democracy Challenged: The Chen Shui-bian Years) тайваньского историка и политолога Юнь Ханя (Yun-han). В ней автор оценивает итоги правления первого не гоминьданского президента острова и некоторое разочарование общества в идеях Демократической прогрессивной партии.

Издательство Гарвардского университета в серии «Книги по современной истории» в 2016 году опубликовало работу Джи Ли (Jie Li) и Чжан Эньхуа (Enhua Zhang) «Красное наследие Китая» (Red Legacies in China: Cultural Afterlives of the Communist Revolution), посвященное маоистскому периоду истории Китая в его современных отражениях и реалиях.

В рамках отдельной историографической школы Восточной Азии необходимо упомянуть историков Гонконга. Так в 2016 году историческим бестселлером стала книга военного историка из Открытого университета Гонконга Бенджамина Лая (Benjamin Lai) «Зубы Дракона: Китайская народно-освободительная армия – ее история, традиции, военно-морской и воздушный потенциал в 21 веке» (The Dragon's Teeth: The Chinese People’s Liberation Army – Its History, Traditions, and Air Sea and Land Capability in the 21st Century).

Вторая крупнейшая страна азиатского региона, Индия, как ни парадоксально это звучит, никогда не имела собственной национальной исторической школы. А по оценке современного российского индолога Л.Б. Алаева – не имеет ее и сейчас (см. «Историография истории Индии. – М.: Институт востоковедения РАН, 2013).

Как пишет в своей работе «История истории» (The History of History. Politics and Scholarship in Modern India) индийский ученый Винай Лал (Vinay Lal): «Антиисторизм – одна из определяющих черт индийской цивилизации и, вопреки усвоенной мудрости, одна из наиболее привлекательных ее черт». Любой индус, даже самый образованный, всегда предпочтет мифы «Рамаяны» или «Махабхараты» самому солидному научному изысканию по истории Индии, считая его негативным колониальным наследием.

До недавнего времени научный подход был представлен исключительно британской историографией, отчасти советской, только в самом конце ХХ – начале ХXI века Индией заинтересовались специалисты из других стран.

Тем не менее, современные индийские историки, связанные с крупнейшими научными и образовательными центрами США и Великобритании, стараются преодолеть или несколько смягчить идеологическую тенденцию хиндутвы (понятия введенного В. Д. Саваркаром в книге «Хиндутва: кто такой индус?») и создать собственную научную школу. На Западе публикуется множество их работ по самым разным периодам истории Индии.

В 2016 году читающую публику и специалистов заинтересовала книга «Эпоха тьмы: Британская империя в Индии» (An Era of Darkness: The British Empire in India) Шаши Тхарура (Shashi Tharoor). Американские критики назвали её «взрывной и блестящей», аргументированно и четко разоблачившей «многие заблуждения одного из самых оспариваемых периодов индийской истории».

Красной нитью через книгу Тхарура проходят слова американского историка и философа Уильяма Дюранта (Durant William James), что «осознанное и целенаправленное обескровливание Индии со стороны Британии было величайшим преступлением в истории человечества». Автор книги пишет, как начиная с Ост-Индской компании, Великобритания постепенно захватывала все ресурсы страны, параллельно уничтожая индийские достижения в промышленности и культуре. Он опровергает доводы западных и индийских апологетов империи о предполагаемых преимуществах британского правления, включая демократию, политические свободы, верховенство закона, железные дороги и ставит в заслугу колонизаторам лишь – «английский язык, чай, крикет».

Книгой года по истории Пакистана по версии сразу нескольких авторитетных источников (An NPR Book of the Year, A Seattle Times Book of the Year, William E. Colby Award Winner) стала работа Нисид Хаджари «Фурии полночи: смертельное наследие раздела Индии». Она посвящена кровавому противостоянию джихадистов и индусов в 1947 году после раздела территории Британской Индии и современному продолжению этого непрерывно тлеющего конфликта.

Общепризнанным мировым бестселлером по истории Японии в 2016 году стала эпическая сага Билла О’Рейлли и Мартина Дугарта «Убивая Восходящее Солнце: как Америка победила Японию во Второй мировой войне», красочно повествующая о самурайском кодексе Бусидо, императоре Хирохито, триумфальном плане генерала Дугласа Макартура и сброшенной на Хиросиму бомбе.

Привлекла внимание общественности и работа американо-японского историка Лизы Ешигава (Lisa Yoshikawa) – «История вопроса: Кацуми Куриота и строительство императорской Японии» (Making History Matter: Kuroita Katsumi and the Construction of Imperial Japan). Она посвящена истории японской историографии в период 1890-х – 1930-х гг., времени, когда японские историки на основе симбиоза национальной школы и европейской методологии эмпиризма создали фундаментальное обоснование и оправдание исторической периодизации страны. Автор указывает на все сложные и неоднозначные аргументы японских историков прошлого и настоящего, старавшихся объяснить правопреемственность императорской Японии и Японии демократической и оправдать японскую агрессию в период Второй мировой и Азиатско-Тихоокеанской войны. Работа издана Гарвардским университетом в 2017 году.

В 2016 году обратила на себя внимание и стала бестселлером по версии газеты The New York Times книга мемуаров адвоката Эдварда Фредерика Лэнгли Рассела (Edward Frederick Langley Russell, 2nd Baron Russell of Liverpool). Он был одним из главных юридических консультантов во время военных трибуналов в Нюрнберге и Токио в конце Второй мировой войны. Книга «Рыцари Бусидо: История японских военных преступлений во время Второй мировой войны (The Knights of Bushido: A History of Japanese War Crimes During World War II), отдавая должное благородным принципам рыцарства императорской Японии, характеризует зверства самураев, практиковавших массовые жестокие убийства и медицинскую вивисекцию. Книга вышла под редакцией и с комментариями японского историка Юмы Тотани (Yuma Totani).

Положительный отклик в научном сообществе вызвала работа сингапурского профессора Хиро Сайто (Hiro Saito) «Проблемы истории: политика памяти войны в Восточной Азии» (The History Problem: The Politics of War Commemoration in East Asia). В ней он размышляет о прошедших после Азиатско-Тихоокеанской войны десятилетиях, и продолжающихся территориальных и исторических спорах между Японией, Китаем и Южной Кореей. Существует ли возможность примирения и прощения всех исторических преступлений прошлого, несмотря на современную декларацию непримиримости и обид? Историк даёт осторожно-оптимистический ответ.

Александра Агеенко